Захват сознания

Человек общественное существо. Общество, составной единицей которого он является, может потребовать от него действий, не совместимых с его личными интересами. Это требование может быть продиктовано интересами выживания социума,  в который входит данный человек. Например, государство может отправить его воевать и заставить постоянно рисковать своей жизнью. По-видимому, на протяжении бесчисленных веков эволюции у человека сформировался физиологический механизм, помогающий его сознанию перейти в ведомый режим и действовать без лишних страхов и сомнений, выполняя приказы. Похоже, что такой режим сознания мы и наблюдаем в обычном сновидении.

С другой стороны возможности выживания отдельной личности и общества, в котором она привычно существует, зависят от развития и самостоятельности самой личности. Герой – личность наивысшей степени общественной ценности, не только смел, но и умел. Заметим, что в осознанном сновидении человек обладает смелостью, сознавая что он спит, собственной волей и умением решать возникающие задачи с помощью своей мысли.

Стремительное, по меркам исторического развития, вхождение в мир человека телевидения может нарушить сложившийся за его долгую эволюцию баланс между активностью и пассивностью, умелостью и беспомощностью, индивидуализмом и альтруизмом. Конечно, у человечества есть опыт изменения баланса. Во время войны доминируют социалистические отношения, а в мирное время выходит на первый план частная инициатива, но при этом почти не затрагиваются репродуктивные основы цивилизации. Люди всегда учили своих детей тем навыкам, которые сами обретали в детстве. Во всяком случае они не мешали детям развиваться. В предыдущем разделе мы касались вопроса формирования перцептивного пространства ребенка. Модель мира надо научиться строить в своем сознании, исследуя мир комплексно с помощью всех органов чувств, а вовсе не только с помощью зрения. Если подвергнуть живое существо депривации (лишению какого либо информационного канала) в процессе его интенсивного развития (в детстве), то в дальнейшем никакими усилиями невозможно восстановить нормальное функционирование подвергшегося блокировке органа чувств. Если посадить ребенка перед телевизором, вместо того чтобы ежедневно читать ему вслух, объясняя прочитанное, играть с ним в игрушки, петь, прививать интерес к поделкам, то последствия будут весьма плачевными. Новейшие исследования физиологической активности мозга «теледетей», проводящих перед телевизором ежедневно по десять - пятнадцать часов, показывают, что у них «кора головного мозга подобна пустыне». «Они страдают полной потерей способности воображения». «Некоторые дети даже не в состоянии нарисовать по памяти бытовые предметы, скажем чашку».

Потеря произвольного воображения - вот что угрожает телеману! То есть, согласно рис. 6, мир 2 (телевизионный) может вытеснить мир 3 (воображение). Человек может также потерять вкус к активной жизни. То есть мир 2 может полностью заменить мир 1 (физический) в нашем сознании. Возникает, если можно так выразиться, «война миров». Общество, с потерей навыков и интереса к активной жизни своих членов, слабеет, а человек, с уничтожением самостоятельного воображения теряет способности творца. А между тем, формула счастья звучит так: «Сам придумал и сам воплотил».

Когда мы говорили о телемании, то есть о навязчивом стремлении смотреть телевизор, то имели в виду уже существующее двумерное телевидение. О воздействии телевидения на детей можно прочитать в книге немецкого ученого и учителя Р.Пацлафа «Застывший взгляд».

Объемное телевидение, как уже говорилось во введении, обладает двумя новыми качествами: объемностью и трехмерной интерактивностью. Эти качества усиливают иллюзию реальности происходящего в окне объёмного телевизора, понижают порог критического отношения телезрителя к происходящему и сознание человека с большей легкостью может переходить в ведомый режим, когда происходит его захват.

Надо сказать, что свойство объёмности, само по себе чрезвычайно полезно для глаз человека, поскольку он не вынужден в течение всего времени просмотра фиксировать взгляд на дистанции расположения телевизора, а постоянно перемещает взор с близких объектов сюжета на дальние.

С другой стороны свойство трехмерной интерактивности дает возможность телезрителю вести активный просмотр телепередачи. Включая режим интерактивности, он становится сам себе режиссером, который быстро осваивает технику наездов, панорамирования, смены ракурсов, то есть всех тех приемов, которые, будучи ему неведомыми, механически удерживают его внимание, подчиняя воле телережиссера. Обладая профессиональным взглядом, человек может более критично относиться к телевизионной информации.

Но многие люди могут не захотеть включать режим интерактивности. Им нравится неосознанный сон наяву, который, как и обычный сон, не обязательно запоминается. Мы знаем, что внимание человека циклично: бодрствование - сон, урок – перемена. Мы усваиваем информацию, только если у нас есть время на ее усвоение, то есть, имеется возможность повторить увиденное несколько раз в воображении. Непрерывный поток телевизионного видеоряда позволяет манипулировать нашим вниманием. Фильмы в жанре экшен могут запоминаться лишь в самых общих чертах, что и требуется, для того, чтобы оставить память свободной, например, для рекламы.

Говоря о видеоряде, мы не должны забывать о речи. Обсуждая особенности захвата сознания, хотелось бы обратить внимание читателей на весьма странный способ общения людей между собой с ее помощью. Произнося слово «табуретка» я имею в виду сидение с четырьмя ножкам, а мой собеседник столяр воображает целый комплекс технологических приемов и свойств материала, необходимых для изготовления этого «сидения», тем не менее, благодаря контексту и снисхождению столяра мы понимаем друг друга. Такой способ кодирования визуальной информации с использованием личного опыта корреспондентов может легко приводить к недоразумениям, но заслуживает и пристального изучения, и не только в связи с возможностью гигантского сокращения с его помощью информационных потоков. Важно то, что речевое обращение к человеку на понятном ему языке переводит его в творческий режим, включая его воображение. Этот режим включается и при чтении человеком какого-либо текста.  Таким образом, язык, слово способствуют рождению творца.

 Однако фильмы с разговорами не слишком популярны у телезрителей, а информационные программы насыщенны видеоинформацией и требуют минимального воображения.

Наличие хорошего воображения само по себе еще не обеспечивает творческого режима жизни. Необходима осознанность восприятия информации как внешней, так и порождаемой самим человеком.

Наркомания – принудительный, «химический» уход в мир сна, игромания – зацикленное, азартное, выполнение автоматических движений, телемания – пассивное впитывание визуальной информации, все это формы неосознанности. Человек и в нормальных условиях обычно стремиться к неосознанным реакциям, переводя по мере обучения свои действия в разряд автоматических, потому, что, с одной стороны, такие действия быстрее и надежнее, а с другой не требуют напряжения. Но заложенный в нас на глубоком уровне активный интерес к жизни постоянно устремляет нас к новым впечатлениям и умениям.  При этом овладеть умением можно только в состоянии осознанности.

В XXI информационном веке человечество сталкивается с новым вызовом цивилизации – сохранить развитую психическую сферу человека в условиях, когда стремление к впечатлениям легко удовлетворяется, а отсутствие разнообразных умений не влечет угрозу для жизни. Справиться с этим вызовом для него означает подняться на новую ступень своего развития. Мы уже сталкивались с подобным вызовом для нашего тела, когда физическая работа стала быстро уступать место умственной и нашли выход в спорте и физкультуре. Спорт мы связываем с соревнованием, физическую культуру с общим уровнем развития человека. В новых условиях внедрения объёмного телевидения, по-видимому, правильно будет говорить и о необходимости создания новых видов спорта и о психической культуре социума.

Важным признаком осознанности является способность различать миры. Сознающий наблюдатель в любой момент времени понимает, находится ли он в телевизионном, физическом или воображаемом мире. Другим признаком осознанности является творческий режим человека, когда он, взаимодействуя с миром, воплощает свой замысел. В творческом режиме человек активно приобретает технологические знания – умения.

Различению и творчеству надо учить с детства. Мы учим малыша, отличать сон от яви и строить песчаный замок. Осознающему себя и окружающие обстоятельства человеку объёмное телевидение не угрожает захватом сознания. Заметим, что трехмерная интерактивность объёмного телевидения  позволяет телезрителю в буквальном смысле иметь свою точку зрения. Вместе с тем, мы должны отдавать себе отчет в том, что приобрести осознанность и избежать захвата сознания весьма не просто. В качестве спортивного тренинга осознанности могут использоваться специальные телевизионные  игры, выиграть в которые можно, только напрягая интеллект а, не используя быстроту реакции и эрудицию. По-видимому, нам предстоит сильно изменить культуру использования телевидения, с учетом его влияния на человека на физиологическом и психологическом уровнях.

Поиск решений, позволяющих сохранить творческие силы человека, в условиях развития телевидения, должен осуществляться творчески, методом проб и ошибок, с использованием принципа моделирования. При этом в нашем распоряжении: наука как инструмент моделирования, государства как модели человечества и религии как модели сознания.

Если содержание (контент) передач объемного телевидения будет зависеть от его творцов, и мы можем только надеяться, что оно не разочарует нас, то его техническая сторона гораздо более определена и может быть здесь описана.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить